Журнал "Арбитражная практика"

Статья юриста ЮФ "Авелан" Павла Шефаса о рисках совершения сделки под условием

 

Стороны заключили сделку под условием. Когда такая конструкция повлечет ее недействительность

Условным сделкам в ГК РФ посвящена всего одна статья (ст. 157), несмотря на эффективность использования конструкции условного обязательства в имущественном обороте. Условие позволяет учесть разумные ожидания сторон относительно определенных будущих событий, не отступая от принципа pacta sunt servanda1. Регулированию условных обязательств во Франции, Германии и актах унификации частного права уделено гораздо большее внимание. Более того, проект Гражданского уложения Российской империи, равно как ГК РСФСР 1922 года, в этом смысле не отставал. Тем не менее в действующий российский ГК значительная часть правил, посвященных условным обязательствам, не вернулась, оставив восполнение пробелов судебной практике. Рассмотрим, какие конструкции суды признают допустимыми, а какие повлекут риск недействительности сделки.

Пороки условия должны влечь недействительность всей сделки, а не ее части

Прежде всего, условие — это факт, в отношении которого неизвестно, наступит он или нет, с наступлением которого стороны связали возникновение или прекращение своих прав и обязанностей (ст.ст. 157.1, 327.1 ГК РФ). Обстоятельства, обуславливающие сделку, не могут составлять ее существа, они носят побочный характер. В отношении условий самой сделки (о сроке, предмете или цене) побочное условие находится как бы вне обязательства, оказывая на него непосредственное влияние. Более того, условие — факт произвольный, поэтому говорят, что стороны с его помощью имплицируют мотив в состав сделки2, тогда как по общему правилу мотив не может влиять на эффект сделки. Формула для выражения условия «если» («есть ли»), следовательно, само слово указывает на существование или несуществование известного обстоятельства: «есть» указывает на его существование, «ли» — на сомнительность этого существования3.

Сделка, совершенная под мнимым условием, которое не носит побочный характер, не считается условной сделкой, а иногда — сделкой вообще4. Так, например, в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» разъясняется, что поручительство устанавливается на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного обязательства. При этом данное обстоятельство нельзя квалифицировать как условие, соответственно ст. 157 ГК РФ в этом случае не применяется. Пленум ВАС отдельно отметил возможность постановки поручительства под условие — отлагательное или отменительное. В качестве отменительного условия в договоре поручительства можно указать, в частности, прекращение либо признание недействительными или незаключенными других обеспечительных сделок между кредитором и должником. Поручительством можно обеспечить условные сделки, что является приемлемым отступлением от принципа акцессорности (возникновения).

ФАС Уральского округа, толкуя положения ст. 157 ГК РФ, обозначил следующие признаки отлагательного условия:

— обстоятельство относится к будущему;

— неизвестно, наступит оно или нет;

— наступление условия должно быть возможным (постановление от 15.12.2008 по делу № А60-2396/2008).

Верное определение признаков условия все же привело ФАС Уральского округа к неверным выводам. На момент заключения договора о присоединении сетей электросвязи стороны согласовали отлагательное условие — получение оператором кодов выбора, до наступления которого у ответчика не наступает обязанность направлять трафик на сеть истца. Суд отметил, что такое условие являлось допустимым, указанное обстоятельство отвечало требуемым признакам. Однако при этом также указал, что с момента вступления в силу постановления Правительства РФ от 25.07.2007 № 477 «О внесении изменений в Правила оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи» наступление отлагательного условия стало объективно невозможным в связи с изменением действующего законодательства. Исходя из этого, суд, ссылаясь на ст. 180 ГК РФ, сделал вывод о том, что заключенный сторонами договор не соответствует действующему законодательству в части закрепления соответствующего отлагательного условия.

Вывод суда о недействительности сделки в части является непоследовательным и противоречивым, поскольку последующая юридическая невозможность наступления условия означает его ненаступление, а значит, невозникновение условных прав и обязанностей сторон.

В другом деле общество (продавец) и предприниматель (покупатель) заключили два договора купли-продажи доли в праве собственности на земельный участок. В соответствии с условиями договоров в случае отказа в государственной регистрации залога доли в праве собственности на земельный участок договоры купли-продажи расторгаются во внесудебном порядке.

Формулировка данного пункта договора не позволяет однозначно заключить намерение сторон согласовать отменительное условие, поскольку расторжение договора (пусть во внесудебном порядке) предполагает действие по его расторжению, тогда как при наступлении отменительного условия договор считается расторгнутым с момента наступления соответствующих обстоятельств.

Управление Федеральной регистрационной службы отказало в регистрации договоров залога.

Арбитражный суд установил, что на момент заключения договоров купли-продажи стороны должны были знать о невозможности государственной регистрации договоров залога, в связи с чем сделал вывод о ничтожности договоров залога (но не обусловленных ими договоров купли-продажи). Кассация сделала вывод, что отменительное условие, предусмотренное в договорах купли-продажи, не может считаться наступившим (постановление ФАС Дальневосточного округа от 14.11.2008 по делу № А51-1195/200842–93).

Представляется, что справедливым в таком случае было бы признать условие мнимым, а договоры купли-продажи недействительными.

Пороки условия должны поражать всю сделку, недействительность в части здесь неприемлема. При этом ГК РФ прямо не оговаривает судьбу обязательства, поставленного под так называемое мнимое условие. Например, А подарит В имущество, если С прибудет в город; но С уже прибыл в город, только об этом не знают участники сделки. Тогда сделка также не может считаться условной, потому что судьба ее уже решена в самый момент ее совершения5. Иначе обстоит дело в ситуации, когда условие является изначально невозможным. Невозможное условие не является подлинным условием, поскольку неопределенность факта отсутствует, сделка не будет в состоянии неопределенности (нерешенности). Невозможное условие делает ничтожным соглашение независимо от вида условия. Это справедливо, поскольку сделку, заключенную под невозможным резолютивным условием, нельзя считать безусловной. Участники сделки не выразили на безусловную сделку свою волю, а без воли нет и сделки6. Немецкая юридическая наука придерживается тех же взглядов — невозможные условия делают волеизъявление бессильным7.

Выполнение условия может быть невозможным по юридическим (закон, «добрая совесть» и «добрые нравы») и естественным (физическим) причинам. Объяснение влияния на сделку невозможных условий по естественным основаниям некоторые романисты видели в отсутствии серьезного желания со стороны того субъекта, который «отвергает то, чего желает»; объяснение влияния юридически порочных условий — в незаконности мотивов8. Кроме того, Д. Д. Гримм невозможными называл бессмысленные условия, «которые находятся во внутреннем противоречии с содержанием сделки»9. По видам условий также различают невозможные условия положительные (точно не наступят) и отрицательные (непременно наступят)10. Принципиальным для определения условия как мнимого по данному основанию является перманентный характер невозможности условия, поскольку изменчивый характер обстоятельств, с наступлением которых связан эффект сделки, определяют суть условия. То есть первоначальная невозможность наступления условия должна также носить изменчивый характер.

Суды не признают согласованным срок в предварительном договоре, если он зависит от условия вне влияния сторон

Современные правопорядки (ст. 157 ГК РФ, ст.ст. 1181, 1183 ФГК, § 158 ГГУ) различают условия отлагательные и резолютивные. Несмотря на кажущуюся очевидной разницу, арбитражные суды в некоторых случаях не в силах распознать соотношение условного обязательства и предварительного договора или отличить отлагательное условие от отменительного.

Так, в одном из дел две компании заключили предварительный договор, в котором обязались в будущем заключить договор аренды нежилых помещений. Согласно договору стороны обязаны заключить основной договор в течение 30 рабочих дней с момента получения арендодателем свидетельства о регистрации права собственности на объект, часть которого составляет помещение — предмет основного договора. В течение 30 дней с момента регистрации права собственности на объект арендодатель обязан отправить в адрес арендатора три экземпляра основного договора аренды помещения. В противном случае предварительный договор считается расторгнутым в связи с отказом арендодателя от подписания основного договора (сумма гарантийного платежа подлежала возврату арендатору). Право на объект аренды было зарегистрировано 21.05.2013, проект договора направлен арендатору 10.07.2013 (с нарушением 30-дневного срока). Арендатор посчитал договор расторгнутым, о чем сообщил обратным письмом контрагенту, и обратился в арбитражный суд с иском о взыскании гарантийного платежа.

Суд первой инстанции в квалификации обязательства как условного остановился на половине пути, посчитав, что стороны в пункте о регистрации права собственности согласовали срок с нарушением ст. 190 ГК РФ, поскольку событие, с которым они связали срок исполнения обязательства, не отвечает признакам неизбежности. Суд применил абз. 2 п. 4 ст. 429 ГК РФ, указав, что договор подлежал заключению в течение года с даты предварительного договора. О статье 157 ГК арбитражный суд забыл. Суд отказал в удовлетворении иска, расценив действие арендатора как отказ от заключения основного договора.

Апелляционный суд, отменив решение первой инстанции, продвинулся дальше. Он признал пункт о регистрации права условием, но не отлагательным, как следовало из договора, а резолютивным (нерегистрация права прекращает права и обязанности из предварительного договора), и взыскал гарантийный платеж как кондикцию (постановление 13ААС от 16.10.2014 по делу № А56-49422/2013). Последовательным выводом из применения ст. 157 ГК РФ стало бы прекращение отношений сторон без уведомлений, поскольку при наступлении условия (как отлагательного, так и отменительного) дополнительное волеизъявление сторон не требуется, что отличает условную сделку от предварительного договора. Тем не менее апелляционный суд указал, что предварительный договор в момент направления письма от 10.07.2013 уже был расторгнут по причине ненаправления арендодателем проекта договора аренды в срок (в течение 30 дней с момента регистрации). Иными словами, признав условием регистрацию права, суд связал последствия наступления условия с другим обстоятельством — направлением проекта договора. Справедливости ради отметим, что апелляционная инстанция больше всех приблизилась к сути, но не учла, что с наступлением резолютивного условия всякие обязательства из сделки прекращаются и направление каких-либо отказов или проектов договора бессмысленно. Обязательство не прекращается дважды. Условие о регистрации являлось суспензивным, с наступлением которого возникала обязанность арендодателя направить проект договора в течение 30 дней, в противном случае арендодатель считается отказавшимся от договора. Обязательство возникло с наступлением условия и прекратилось ввиду одностороннего отказа стороны.

Кассационный суд отменил постановление апелляции и поддержал суд первой инстанции. Суд дополнительно отметил, что условие о регистрации права не является условием (condicio), и следует различать предварительный договор с указанием срока и условное обязательство, когда наступление правовых последствий зависит от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет (постановление АС Северо-Западного округа от 29.01.2015 по делу № А56-49422/2013).

Неизбежным следствием такого толкования является вывод о неприемлемости условия для предварительного договора, что требует дополнительного обоснования.

В рассмотренном случае непонимание правовой природы условий договора привело к неверному выводу Верховного суда РФ по поводу отказа арендодателя от договора. Так, Верховный суд указал, что, поставив обязанность по заключению основного договора в зависимость от регистрации права собственности на объект, стороны фактически не согласовали срок, в который должен быть заключен основной договор, так как заранее не могли знать, будет ли (и когда) осуществлена государственная регистрация права собственности (определение от 26.06.2015 по делу № А56-49422/2013).

Сделка под отлагательным условием не порождает действительность обязательства. Между ее сторонами возникает иная связанность, отличная от содержания обусловленного обязательства, что вряд ли кем-либо оспаривается, поскольку до наступления соответствующего условия обязательство не возникает.

Отметим, что ГК РСФР 1922 года содержал норму (ст. 42), согласно которой условно обязанный не должен своими действиями вызывать положение вещей, которое ухудшало или уничтожало бы зависящее от условия право. В противном случае при наступлении условия он обязан возместить причиненные убытки. Такая норма содержалась и в Гражданском уложении Российской империи (ст. 75 гл. V, кн. 1). В ГК РСФСР 1964 года такой нормы уже не было.

Однако неверно считать, что до наступления условия нет и сделки. Она существует и, как мы указали выше, создает правовую связь сторон. Уступить права по такой сделке возможно как будущие, поскольку само обязательство еще недействительно на момент цессии (уступка будущего требования). Передача условного права подчиняется тем же правилам, что и передача соответствующего безусловного права.

Суды допускают продажу незарегистрированных акций под условием о будущей регистрации их выпуска

Следует различать условное обязательство и взаимообусловленное исполнение (или условие в обязательстве, concurrent conditions), несмотря на схожий правовой эффект наступления условия. Согласно ГК РФ договор купли-продажи может предусматривать возврат вещи в собственность продавцу в случае неисполнения обязанности оплатить товар.

Показательным является постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2012 по делу № А24-1270/2011. Договор уступки доли в ООО предусматривал следующее. Покупатель должен уплатить продавцу цену приобретенной доли в срок до 31.12.2009. В случае неоплаты полной стоимости доли договор уступки с 01.01.2010 расторгается, обязательства по нему прекращаются. При этом стороны обязаны внести изменения в учредительные документы общества. Договор действует с момента его подписания до момента окончания исполнения по нему обязательств сторонами.

Суды трех инстанций признали условие о возврате доли в случае неисполнения обязанности по оплате отменительным и ничтожным, поскольку его наступление (оплата доли) зависит исключительно от воли покупателя и не может быть признано обстоятельством, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Также суды сочли, что отменительное условие противоречит пункту договора о периоде его действия с момента подписания до полного исполнения сторонами своих обязательств. Президиум ВАС РФ верно отметил, что согласованное сторонами условие позволяет продавцу доли в уставном капитале общества вернуть себе эту долю, если покупатель не оплатил ее в установленный договором срок. С выводами о противоречии условия закону и договору Президиум не согласился, судебные акты отменил, направив дело на новое рассмотрение. Пункты договора о расторжении при неисполнении встречного обязательства и срока действия договора не противоречат друг другу, поскольку договор будет действовать в части исполнения неисправным покупателем обязанности по возврату доли, его выхода из состава участников и надлежащего переоформления всех учредительных документов общества.

В контексте данного дела можно отметить следующее. Необходимо различать взаимообусловленное исполнение (функциональная синаллагма — ст. 328 ГК РФ) и условное обязательство. В этом деле стороны согласовали условие применительно к п. 4 ст. 453 ГК РФ. Такое условие не носит побочный характер и ст. 157 ГК, когда прекращаются права и обязанности, притом на будущее время, здесь неприменима. Если бы условия о возврате доли в договоре не было, возврат при неравноценном встречном исполнении подчинялся бы все той же норме п. 4 ст. 453 ГК. Таким образом, имело место установление обязательственно-правового регулирования, позволявшего продавцу доли требовать ее возврата покупателем при наступлении указанных в договоре обстоятельств, а не согласование сторонами отменительного условия.

Когда же исполнение в натуре не представляется возможным на момент установления обязательства и неизвестно, появится ли такая возможность, речь следует вести об условном обязательстве. Так, два общества заключили договор, согласно которому продавец обязался передать покупателю акции ЗАО. Суды признали договор недействительным со ссылкой на ст. 168 ГК, поскольку на момент подписания упомянутого договора выпуск акций ЗАО не прошел государственную регистрацию (сделка не соответствует ст. 27.6 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг») (постановление ФАС Московского округа от 10.03.2009 по делу № А40-24724/08-125-155). Суд первой инстанции дополнительно отметил, что из условий спорного договора не следует, что стороны поставили возникновение прав и обязанностей по данному договору в зависимость от осуществления в будущем государственной регистрации выпуска акций (решение АС г. Москвы от 03.09.2008 по делу № А40-24724/08-125-155).

В то же время условное обязательство по продаже незарегистрированных акций допускается в судебной практике. Например, в одном из дел кассационный суд указал, что спорный договор купли-продажи акций заключен с отлагательным условием и не противоречит действующему законодательству, поскольку стороны поставили возникновение прав и обязанностей по договору в зависимость от будущей регистрации выпуска акций ЗАО (постановления ФАС Московского округа от 18.10.2006, 25.10.2006 по делу № А41-К1-4518/06).

Условие о секундарных правах правомерно, когда узнать о его реализации не составляет трудности для контрагента

К недопустимым условиям сделки можно отнести четыре вида условий, которые противоречат существу обязательства.

1. Недопустима постановка под условие некоторых абстрактных сделок. Не все условия допустимы и в остальных абстрактных сделках. В частности, спорным остается вопрос об условии, которое предполагает уменьшение или увеличение суммы гарантии при наступлении определенного срока или определенного события в независимой гарантии.

Президиум ВАС РФ ранее указывал, что условие выплаты по банковской гарантии может быть включено наравне с иными обстоятельствами, при наступлении которых должна быть выплачена сумма гарантии (п. 4 ст. 368 ГК) (постановление от 03.06.1997 № 1165/97).

Так, в одном из дел рассматривался спор по банковской гарантии. Изначально по договору субаренды арендатор должен был передать субарендатору помещение. В основную арендную плату, согласно договору, включался авансовый платеж, возврат которого был обеспечен банковской гарантией. Гарантия вступала в силу с момента выплаты аванса субарендатором. Субарендатор перечислил часть аванса арендатору, а оставшуюся часть перевел на счет налоговой инспекции в качестве подоходного налога на сумму аренды. В дальнейшем субарендатор расторг договор субаренды в связи с невыполнением его условий субарендодателем. Однако банк отказал в выплате гарантии, сославшись на то, что она вступает в силу лишь с момента уплаты авансового платежа. Поскольку субарендатор перевел на счет субарендодателя лишь часть авансового платежа, гарантия не вступила в силу. Суд округа поддержал банк, посчитав, что гарантия не вступила в силу, поскольку часть денег была перечислена на счет налоговой, что не может рассматриваться как авансовый платеж применительно к ст. 823 ГК РФ. Президиум ВАС отменил постановление кассационного суда, указав, что в данном случае речь может идти только о сроке в односторонней сделке, а не о ее совершении под отлагательным условием, как считает гарант. Применительно к ст. 373 ГК гарантия вступала в силу со дня ее выдачи. Вступление гарантии в силу гарант связал с моментом выплаты субарендатором аванса. Банк безотзывно и безусловно гарантировал выплатить субарендатору всю сумму аванса или любую ее часть, не возвращенную на дату расторжения договора, которое произошло из-за невыполнения субарендодателем его условий.

2. В определенных случаях — это преобразовательные (секунадарные) права (Gestaltungsrechte)11.

Они предусматривают возможность в одностороннем порядке прекратить, изменить или установить правоотношение (например, зачет или односторонний отказ от договора). Э. Зеккель, например, пишет о таком виде секундарных прав, как права вмешательства (Eingriffsrechte)12, осуществление которых непосредственно вторгается в чужую правовую сферу. Возможность их осуществления под условием в некоторых случаях исключена законом (зачет — § 388 ГГУ), а в некоторых противоправность условия вытекает из природы сделки, требующей восприятия. К их числу в ГК РФ следует отнести прощение долга (ст. 415), зачет (ст. 410), отказ от договора (ст. 450.1), акцепт (ст. 438) — те права, осуществление которых (по Зеккелю) непосредственно вторгается в чужую правовую сферу. Их условное осуществление создает правовую неопределенность для другого лица, считаться с которой оно не изъявляло воли. Аналогичной позиции придерживаются и современные российские цивилисты, допускающие из этого правила справедливые исключения13 для тех случаев, когда узнать о реализации условия не составляет трудности для контрагента.

Применительно к преобразовательной сделке по отказу от договора следует также проиллюстрировать возможность исключения из общего правила на наглядном примере. Покупатель заявляет продавцу отказ от договора под условием устранения недостатков товара. Следует ли заявлять такой отказ повторно, если в течение установленного срока недостатки не устранены? Представляется, что нет, поскольку преобразовательная сделка поставлена под условие, реализация которого находится во власти второй стороны. В описанной ситуации обстоятельство, с которым покупатель связал эффект своего волеизъявления, остается побочным для совершенной распорядительной (абстрактной) сделки.

3. Противоправны условные акты семейного и наследственного права.

В отношении последних существует прямой запрет в части третьей ГК РФ. Завещать имущество под условием можно, это не противоречит существу посмертного волеизъявления. Более того, применительно к случаям подназначения наследников (п. 2 ст. 1121 ГК РФ) закон предусматривает один из вариантов условного завещания (если не примет тот, пусть примет другой). Относительно актов семейного права следует учитывать особую специфику семейных неимущественных отношений, которые основаны на добровольном согласии. Рассматривать их как обязательства невозможно, поэтому существование условий в семейных сделках бессмысленно. Исключение — имущественные сделки, в отношении которых действуют общие правила совершения условных сделок. Так, последствия в брачном договоре можно увязать с наступлением того или иного неимущественного условия, в том числе потестативного (определение СК по гражданским делам ВС РФ от 20.01.2015 № 5-КГ14-144).

4. Резолютивные условия в сделках с вещным эффектом.

«Временной собственности» быть не может, в противном случае это не наиболее полное и абсолютное право. В римском праве резолютивные условия с вещным эффектом существовали в виде lex commissoria и diem addiction14. Современный вариант эффективного использования diem addiction наглядно демонстрирует следующий пример из судебной практики.

Две компании заключили договор купли-продажи под отлагательным условием, согласно которому продавец продаст, а покупатель купит здание базы отдыха при наступлении указанных в договоре условий. Стороны согласовали особые условия, в соответствии с которыми продавец имеет право до 09.05.2005 без согласования с покупателем продать объект третьему лицу по цене, превышающей 4,5 млн руб. В противном случае он будет обязан передать объект покупателю в течение 5 календарных дней, а покупатель обязан заплатить продавцу стоимость объекта в размере 4 млн руб. Суд признал правомерность такого условия и удовлетворил требование покупателя о передаче здания (постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.06.2008 по делу № А51-2382/200714–128).

Отлагательное условие об оплате товара по возмездному договору купли-продажи противоречит закону

Спорным вопросом остается возможность постановки под условие осуществления отдельных прав или обязанностей (ст. 327.1 ГК РФ) сторон синаллагматического договора. Во-первых, постановка исполнения одной стороны в двустороннем договоре под условие создает неопределенность в предмете договора. Во-вторых, это исключает синаллагму (взаимную обусловленность встречных предоставлений), поскольку из такой сделки не возникает действительного синаллагматического обязательства и взаимообусловленного исполнения (при отлагательном условии). Встречное исполнение обусловлено побочными обстоятельствами. Двусторонний договор, в котором исполнение одной стороны обусловлено наступлением или ненаступлением определенного факта, в случае освобождения стороны от встречного предоставления превращается в односторонний договор (в дарение, если под условие поставлен платеж за товар, который передан покупателю безусловно). В этой связи, где не запрещен односторонний договор между сторонами (ст. 575 ГК РФ), допустимо условное встречное исполнение, которое при наступлении освобождающего (отменительного) условия трансформирует (новирует) синаллагматическое обязательство в одностороннее.

Так, ВАС РФ указал, что в условном договоре оказания услуг должен быть установлен критерий оплаты, соответствующий принципу правовой определенности. При этом п. 1 ст. 157 ГК РФ дает возможность обусловливать возникновение прав и обязанностей по сделке в целом (определение вынесено до появления ст. 327.1 ГК РФ). Если же под условие ставится только встречная обязанность оплаты, совершенные сделки приобретают алеаторный характер, что противоречит принципу возмездности договоров данного типа (определение от 06.03.2012 по делу № А19-23741/10–13).

В другом деле суд указал, что отлагательное условие применимо к совершению сделки в целом, а не к отдельным ее частям (условиям). Отлагательное условие об оплате товара по договору купли-продажи, который является возмездным, противоречит закону (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 04.12.2014 по делу № А33-10963/2013). В качестве еще одного примера из судебной практики можно привести дело агента против принципала по поводу оплаты услуг, обусловленной конечным результатом деятельности агента (определение ВАС РФ от 28.11.2013 по делу № А56-47233/2012). Верховный суд РФ отказал в передаче данного дела на рассмотрение Президиума. Заметим, что согласованные сторонами условия позволяют утверждать скорее о наличии иного договора, нежели агентирования под условием.

В иных случаях, когда конструкции условного исполнения не связаны с вопросами безвозмездности отношений, использование условий позволяет поставить в зависимость возникновение некоторых корреспондирующих прав и обязанностей от наступления тех или иных обстоятельств, либо порядок определения цены.

Так, в одном из дел стороны установили, что если курс доллара США на момент второго и третьего платежей повысится более чем на 2% от 31 руб. 20 коп., размер этих платежей увеличивается пропорционально росту курса доллара США к моменту расчета (постановление АС Центрального округа от 29.01.2016 по делу № А48-823/2015).

Таким образом, анализ арбитражной практики позволяет заключить, что на данный момент верного и единообразного толкования судами положений ГК РФ об условных сделках нет. Выявляя мнимые условия, суды признают недействительной сделку в части, тогда как правильным было бы признать сделку недействительной полностью, несмотря на побочный характер условия. Между тем не указаны в законе, не сформулированы практикой признаки подлинного условия (побочный и изменчивый характер, соответствие закону, «доброй совести» и нравственности, естественная возможность наступления условия). Не всегда суды различают отлагательные и отменительные условия, условие в обязательстве и условное обязательство, сделку под отлагательным условием и предварительный договор.

Проблема в том, что пока нет единства в понимании изложенных выше деталей, невозможно идти дальше, разрешая более сложные споры, применительно к случаям нарушения условных прав условным должником или третьими лицами, совершения под условием абстрактных сделок, сделок с вещным эффектом и других схожих правовых конструкций.


 

1 Zimmermann R. The Law of Obligations. Roman Foundations of the Civilian Tradition. Oxford University Press, 1996, P. 716.

2 См. об этом: Скловский К. И. Сделка и ее действие. 2-е изд. Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок). М.: Статут, 2015. 176 с.

3 См.: Мейер Д. И. Русское гражданское право. 5-е изд. М.: Книга по Требованию, 2012. С. 147.

4 См.: Скловский К. И. Указ. соч.

5 См. об этом: Мейер Д. И. Указ. соч.

6 Там же.

7 Münchener Kommentar zum Bürgerlichen Gesetzbuch Herausgegeben von Dr. Dr. Dres. h.c. Franz Jürgen Säcker, Dr. Roland Rixecker, Dr. Hartmut Oetker, Bettina Limperg / Verlag C. H. Beck München; MüKoBGB / Westermann BGB. § 158. Rn. 37.

8 См.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права / под ред. Д. В. Дождева. М.: БЕК, 2002.

9 Гримм Д. Д. Основы учения о юридической сделке в современной немецкой доктрине пандектного права // Т. 1. § 54. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1900. 300 c.

10 См.: Гримм Д. Д. Указ. соч.

11 См. об этом: Зеккель Э. Секундарные права в гражданском праве // Вестник гражданского права. 2007. № 2; Егоров А. В. Структура обязательственного отношения: наработки германской доктрины и их применимость в России // Вестник гражданского права. 2011. № 3.

12 См.: Зеккель Э. Указ. соч.

13 См., напр.: Егоров А. В. Германская модель зачета в приложении к российским реалиям // Вестник ВАС РФ. 2014. № 3.

14 См.: Рыбалов А. О. Lex commissoria в современном праве // Вестник ВАС РФ. 2013. № 3.