Журнал "Арбитражная практика"

Публикация юриста ЮФ "Авелан" Павла Шефаса о недействительности сделок по п.2 ст.174 ГК РФ

 

Представитель контрагента заключает сделку на невыгодных условиях. Как обезопасить себя от ее оспаривания

В 2013 году в Гражданском кодексе РФ появился новый состав недействительности сделок представителя — п. 2 ст. 174 (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ). Данный состав касается сделок, совершенных в ущерб интересам представляемого, о чем знал контрагент или при наличии сговора с контрагентом. В предыдущей редакции ст. 174 ГК ограничивалась лишь случаями недействительности сделки, совершенной представителем в нарушение ограничений его полномочий внутренним отношением, о чем знала другая сторона сделки. В указанной редакции ГК РФ возможность оспаривания сделки, совершенной при злонамеренном соглашении представителя с другой стороной, содержалась в ст. 179. Однако применение этой статьи ограничивалось жестким стандартом доказывания наличия злонамеренного соглашения, который ввели в обиход российские судьи, а также высокой латентностью соответствующих нарушений (взяток и «откатов»)1. В Концепции развития гражданского законодательства отмечалось: поскольку сделки, совершаемые органами юридического лица и представителями, намеренно причиняющими ущерб представляемым, получили в обороте широкое распространение, законодательно следует предпринять меры борьбы с этим явлением (5.2.3). Собственно, такие меры законодатель принял путем внесения изменений в ст. 174 ГК РФ.

Между тем формулировки новой нормы несут в себе потенциальные риски оспаривания совершенных представителями сделок для контрагентов. Последним нужно не только проверять полномочия представителя на совершение сделки, но и оценивать выгодность сделки для представляемого общества.

Рассмотрим наиболее показательные судебные акты, которые отражают подход судов к квалификации заведомо невыгодных сделок, заключенных представителями компании.

Покупатель действует недобросовестно, если не уточняет рыночную стоимость имущества перед покупкой

В новой редакции ст. 174 ГК РФ в качестве основания для оспаривания к злонамеренному соглашению добавились совместные действия представителя и другой стороны в ущерб интересам представляемого.

С появлением рассматриваемого пункта «злонамеренные соглашения» перекочевали из ст. 179 в ст. 174, образовав новый состав недействительности: сделка, совершенная представителем или органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или юридического лица, о чем вторая сторона знала или должна была знать.

Пленум Верховного суда РФ дал разъяснения относительно новой нормы в постановлении от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВС № 25). Согласно разъяснениям Пленума п. 2 ст. 174 ГК теперь предусматривает два основания недействительности сделки, совершенной представителем или действующим без доверенности органом юридического лица. Первый состав недействительности предполагает, что контрагент знал о явном ущербе сделки для представляемого. Второй состав имеет место при наличии сговора или совместных действий представителя и контрагента по сделке.

Одним из первых кейсов по применению судами п. 2 ст. 174 ГК стало следующее дело. Участник общества обратился с иском о признании недействительной сделки по продаже участка и расположенного на нем здания на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ (первый состав недействительности).

Общество (продавец) и компания (покупатель) заключили договор купли-продажи земельного участка и нежилого здания по цене 30 млн руб. Доказывая свою добросовестность, ответчик указал, что продавец предоставил покупателю:

— документы бухгалтерского учета, согласно которым на момент совершения оспариваемой сделки балансовая стоимость земельного участка и здания соответствовала цене в договоре;

— заключение, согласно которому рыночная стоимость объектов недвижимости с вероятностью 90% находится в диапазоне 33–39 млн руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что цена сделки не нарушает интересы общества, а другая сторона действовала добросовестно.

Апелляционный суд решение отменил, назначил судебную экспертизу. Согласно заключению эксперта рыночная стоимость спорного участка и здания составила 119 млн руб. Апелляция удовлетворила требования истца в связи с существенным занижением цены продажи в договоре (почти в четыре раза).

При этом апелляция не согласилась с первой инстанцией в оценке действий покупателя как добросовестных, поскольку стороны не пытались установить реальную рыночную стоимость спорных объектов недвижимости (в частности, путем обращения к специалистам с целью проведения рыночной оценки).

Суд подчеркнул, что законодательство не обязывает покупателя проводить оценку недвижимого имущества перед заключением сделок с этим имуществом. Однако при установлении обстоятельств заключения сделки с явным ущербом для продавца суд вправе оценить действия контрагента как обычного контрагента. Обычаи делового оборота свидетельствуют, что большинство покупателей при приобретении недвижимого имущества заказывают независимую оценку. Обычный контрагент должен действовать с добросовестностью и осмотрительностью, чтобы определить отсутствие подозрительной сделки или сделки, совершаемой во вред интересам общества или его участников.

Верховный суд РФ согласился с позицией апелляционного суда (определение от 30.09.2016 по делу № А56-61016/2014).

Судебные акты не содержат подробной мотивировки отнесения независимой оценки недвижимости покупателем к обычаям делового оборота (ст. 5 ГК РФ), наличие такого обычая в данном деле должен был доказывать истец (п. 2 Постановления Пленума ВС № 25). Самостоятельно сделать вывод о наличии какого-либо обычая в предпринимательской деятельности суд не может, не изучая вопрос в состязательном процессе. Однако учитывая содержание решения первой инстанции, этот вопрос не обсуждался и истцом не доказывался.

В другом деле участник оспаривал отчуждение активов общества вместе с решением собрания, которым была одобрена крупная сделка по продаже производственного комплекса на открытом аукционе.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворение иска на том основании, что голос участника не мог повлиять на принятие решения. Однако оспаривание сделки на основании п. 2 ст. 174 ГК имеет самостоятельное значение (п. 93 Постановления Пленума ВС № 25). Суды указали, что рыночная стоимость имущества, выставленного на торги, определялась на основании отчета независимого оценщика, достоверность которого не опровергнута истцом. При этом договор был заключен с победителем торгов, который предложил наиболее высокую цену.

Данные обстоятельства помогли ответчикам отстоять сделку, а судам сделать вывод о недоказанности наличия убытков для общества. Кроме того, суд учел подтвержденный фактами довод ответчика о том, что совершение сделки предотвратило еще большие убытки для общества на содержание имущества (определение ВС РФ от 19.07.2016 по делу № А21-2467/2015).